Вернуться   Warhammer 40000 > Вселенная Warhammer 40000 > Империум > Осада Вракса

Ответ
 
LinkBack Опции темы Опции просмотра
Старый 29.03.2009, 19:40   #1 (permalink)

Administrator
 
Аватар для I.D.
 
Регистрация: 25.03.2009
Адрес: Future, 40.000 year...
Сообщений: 377
По умолчанию Глава четвертая

Война на истощение

Цитата:
"Метод ведения войны криговцами определяется их дисциплиной и самопожертвованием. Он требует уважения ото всех - как врагов, так и союзников".

Боевой Лорд-Командующий Сегментум Обскурус.

Кризис 1-го Корпуса


После прорыва Корпусов Смерти, мятежники оставили не только внешнюю линию укреплений, но и северные защитные рубежи. Они являлись своеобразным отростком от основных оборонительных позиций и, ввиду сложившейся ситуации, удерживать их было более нецелесообразно. Северные рубежи обошли с флангов, а также им угрожали полностью восстановившие свои силы 1-й и 30-й Корпуса Крига. Связав повстанцев атаками с фронта, выдвижение 12-го Корпуса могло без проблем отрезать от основных сил. В случае принятия решения стоять до конца, полное окружение и ликвидация защитников оставались бы лишь делом времени. Не желая рисковать катастрофическим разгромом при обороне ненадежных позиций, мятежники решили отступить.

1-й и 30-й Корпуса обнаружили северные рубежи покинутыми и вскоре начали спешное продвижение вперед, встречая лишь слабое сопротивление арьергарда в виде снайперских команд и редкого артиллерийского огня. 1-й Корпус повернул на восток, в направлении Первой Жилой Зоны, что располагалась на одном из основных путей между Цитаделью и космопортом. По мере своего продвижения на юг и восток, 1-й Корпус также начал окружение второй линии обороны еретиков.

Пока, спустя два года войны, 88-я Осадная армия непрестанно атаковала, а мятежники предпочитали вести оборонительные действия, за исключением контратак на захваченные позиции и рейдов по траншеям имперцев. К 255815.М41 стратегическая ситуация изменилась. По мере приближения 1-го Корпуса ко второй линии обороны, ему предстояло стать основной целью для первого массированного контрнаступления противника.

Северные оборонительные рубежи могли быть оставлены без боя, однако на земле между двумя позициями были проведены мощные контрудары. Повстанцы скопили в Первой Жилой Зоне немалый резерв боевых машин. "Леман Руссы", "Химеры", "Василиски" и "Грифоны", наряду с экипажами, были собраны в одном месте для подготовки контрнаступления имеющего главной целью – застать подразделения Корпуса Смерти Крига врасплох на марше по открытой местности, вне защиты траншей.

19-й Осадный полк дислоцировался в секторе 60-53. Дозорные доложили о ночных передвижениях вражеской бронетехники. В ответ на это был усилен огонь батарей, дабы помешать противнику осуществить его неясные пока что планы. Предполагая локальную контратаку, передовые части были усилены, и к рассвету была объявлена повышенная боевая готовность. Новосооруженные траншеи (местами больше напоминающие неглубокие канавы) заполнились солдатами с лазерными винтовками наизготовку.

Первыми лоялистов достигли вражеские снаряды, поначалу один-два, после чего на гвардейцев обрушился торнадо. Массированный артобстрел накрыл позиции 19-го полка, завывая и ревя подобно морю во время шторма. Наряду с тяжелыми снарядами летели и дымовые, извергающие густой белый дым, который застилал непроницаемой пеленой поле боя. Под покровом дымовой завесы надвигалась первая волна атакующих. Водители танков и бронетранспортеров надавили на газ и устремились через пустоши к имперцам. За их спинами солнце только показывалось из-за горизонта, блеклый круг, проглядывающий сквозь облака пыли, поднятые наступающей армией. Когда повстанцы подошли ближе, артобстрел прекратился.

Сквозь дым и пыль грохот приближающихся боевых машин звучал подобно разверзнувшимся кузницам преисподней. Снаряды танков вырывали кровавые куски из переполненных траншей. Сообщения о приближении вражеских танковых колонн и "Химер" поступали со всей линии фронта 19-го полка. Когда мятежники подошли на достаточно близкое расстояние, сидящие внутри транспортов и на танках пехотинцы высадились на поле боя. Выкрикивая свои безбожные боевые кличи, они ринулись в атаку, примкнув штыки, размахивая ножами, топорами и просто боевыми клинками. Гвардейцы Крига ответили на яростный напор еретиков шквальным огнем лазганов, стабберов и тяжелых болтеров. Нападающие несли потери, однако огонь танков планомерно уничтожал траншею за траншеей. Тонны земли обрушились внутрь, заживо погребая под собой людей, и целые взводы исчезали в нарастающей буре огня и шрапнели. Враги были подобны бешеным собакам, охотившимся стаями под дождем из пуль и рвущихся на пустоши снарядов.

Один за другим, отряды Корпусов Смерти были смяты и танки повстанцев устремились вперед. Четыре счетверенных гаубицы батареи "Б" 22-го Полевого артиллерийского полка вели по приближающемуся противнику огонь прямой наводкой, прежде чем получили от командования приказ к отступлению. Когда подоспели тягачи типа "Кентавр", их накрыл мощный артобстрел; два орудия и три тягача были тут же уничтожены прямыми попаданиями. Третью гаубицу пришлось бросить, но не раньше, чем в дуло ей закинули осколочную гранату, дабы не оставлять ценное вооружение врагу. Последнее орудие батареи подскакивало от рвущихся вокруг тягача снарядов, а пехота мятежников занимала оставленные имперцами огневые позиции.

Всматриваясь через свой магнобинокль, полковник Адаль, командующий 19-м полком, мог наблюдать за развернувшимся сражением сквозь облака дыма и пыли, поднятые бомбардировкой. Доклады о захваченных траншеях уже были получены, и теперь он видел, как вражеские танки сминали передовые позиции лоялистов. В попытках переломить ход битвы, Адаль приказал выдвинуть резерв. Уже взявший разгон вражеский удар необходимо было остановить. Также полковник запросил у командующего корпусом подкрепления. Линия фронта подверглась мощной танковой атаке, а передовые позиции имперцев уже находились в руках мятежников, на подмогу к которым также начали прибывать свежие силы. Чтобы продержаться, Адалю требовались люди, танки и артиллерия из резерва корпуса, в противном случае ему придется отступить и организовать новую линию обороны.

Вскоре пришел ответ от верховного командования. Свободных резервов в наличии не имеется, полковнику придется удерживать свои позиции лишь имеющимися в его распоряжении силами. Отступление недопустимо. Однако давление на силы лоялистов возрастало и Адаль понимал, что с потерей вторых траншей он вынужден будет отступить или получить в перспективе возможность вражеского прорыва. Перераспределив еще не вступившие в бой отряды, он спешно организовал новую линию обороны с центром в своем штабе.

Битва продолжалась, и к середине дня с обеих сторон вновь возобновился убийственный огонь артиллерии. Нападающие и обороняющиеся смешались. Одна разрушенная траншея могла быть в руках лоялистов, а соседнюю могли удерживать еретики. В наступившей неразберихе повстанцы держались благодаря поддержке танков. Вначале они выдержали артобстрел имперцев, а позже вновь поползли вперед. В течение дня девятнадцать позиций со счетверенными гаубицами и тяжелыми мортирами были захвачены, а во многих случаях враг повернул стволы на лоялистов. К наступлению ночи бои стихли, хотя обе стороны продолжали безрезультатно зондировать друг друга. На поле боя царил хаос, поскольку единой линии фронта более не существовало, осталось лишь месиво подразделений.

На рассвете мятежники возобновили наступление, и вновь заговорила артиллерия. Батареи 19-го полка отвечали огнем, и массивные снаряды проносились над ползущей вперед пехотой повстанцев, больше походящей на окровавленных призраков. Внезапно небеса разверзлись и извергли на сражающихся удары молний и проливной дождь, превративший поле боя в трясину. Вражеские танки рвались вперед, обдуваемые яростными ветрами. Полковник Адаль наблюдал за их приближением из своего штаба и, в свою очередь, готовил лоялистов к обороне. Артиллерия мятежников уже вела огонь по позициям имперцев, и один из снарядов пробил крышу командного блиндажа. К счастью полковник в это время находился в другом месте. Он был уже среди солдат, корректируя огонь гвардейцев. По мере приближения еретиков воздух наполнился лазерными лучами и пулями, а танковые снаряды рвались меж импровизированных баррикад. Первый натиск удалось отбить, когда сам Адаль бился на укреплениях из мешков с песком. Вторая атака также захлебнулась, однако неглубокие траншеи слева и справа оказались в руках врага, и лоялисты оказались отрезаны от основных сил. Единственный путь к спасению пролегал по хорошо простреливаемой повстанцами местности. В командный блиндаж вновь угодил снаряд и убил заместителя Адаля, полковника Диная. Связь с тылом была прервана и в распоряжении имперцев оставалось всего восемьдесят гвардейцев. Полковник отдал приказ об эвакуации раненых, а выживших разделил на две группы. Первой группе надлежало пробиваться к основным силам с целью передать сообщение о прорыве вражеских войск. Адаль же возьмет под командование арьергард и будет удерживать свою позицию либо до прихода подкреплений, либо до последней капли крови. Он понимал, что шансов на приход подмоги мало, но готов был сражаться настолько долго, насколько это было возможно.

Первая группа взобралась на парапет и направилась к своим, пробираясь под вражеским огнем от воронки к воронке. Выжившим удалось передать сообщение полковника. Сам Адаль отважно сражался, пока, в конце концов, мятежники не подтянули огнеметный танк типа "Адская Гончая" и не выжгли всех лоялистов. Тела полковника так и не нашли, поскольку струя раскаленного прометия испепелила штаб имперцев и всех кто находился внутри.

С потерей командного пункта, вторая линия обороны также была прорвана и позиции 19-го полка были потеряны. Без командира координировать действия подразделений более не представлялось возможным. Отдельные группы продолжали сражаться в изоляции, но как полноценная боевая единица 19-й полк перестал существовать. Сотни солдат теперь отступали, минуя артиллерийские батареи, на которых орудия спешно готовили к эвакуации в тыл. Среди хаоса отступления большое количество снаряжения и боеприпасов было оставлено. На плечи 1-го Корпуса ложилась задача по сбору всего оставшегося после внезапного контрнаступления оборудования.

Спустя два дня ожесточенных боев враг, наконец, прорвал линии обороны и 1-й Корпус оказался перед лицом кризиса. Коллапс 19-го полка на левом фланге поставил под угрозу все позиции корпуса. Повстанцы вскоре обойдут лоялистов и разрушат недоделанные линии траншей. Подобно мятежникам ранее, ныне настал черед Корпусам Смерти отступать. Захваченная столь высокой ценой земля должна была быть оставлена без боя в угоду отхода на более укрепленные позиции первой линии обороны. Оттуда, вражескую контратаку можно было сдержать, однако это подразумевало оперативность действий. Первой и главной задачей являлось замедление продвижения противника с целью предоставить имперским подразделениям время для передислокации. 1-й Корпус собрал части 7-го Танкового полка и остатки подразделений Всадников Смерти 19-го. Их предполагалось бросить в бой с целью застопорить наступление еретиков. Полностью остановить повстанцев это не позволило бы, однако для 1-го Корпуса было жизненно важно выиграть хоть сколько-нибудь времени. Прочим подразделениям были отданы приказы отходить на заранее подготовленные позиции, а 261-му предписывалось развернуть фланг и усиленно окапываться. Данное поражение нанесло серьезный удар по планам кампании лорда Зёлка.

Эффект от дерзкой контратаки и прорыва имперской обороны почувствовала вся 88-я Осадная армия. На всех фронтах атаки были отменены, а необходимые материалы спешно перебрасывались в распоряжение 1-го Корпуса. 9-й Штурмовой корпус направился для поддержки 1-го в качестве последнего заслона на пути нового возможного прорыва, который мог бы привести не просто к потере ценных позиций, но и поражению во всей кампании. Еретики окончательно перехватили инициативу.

На третий день наступления вражеских танков, 1-й Корпус, наконец, перебросил часть своих сил для противодействия повстанцам. Этого было недостаточно для сдерживания мятежников, но позволило бы выиграть время для лавины людей, орудий, машин и снаряжения, катящейся на север. В целом, от 7-го Танкового полка на поле боя было выставлено пятьдесят два танка, как "Леман Русс", так и тяжелых "Махариев", против более чем сотни вражеских. Причем если верить поступающим донесениям, число машин изменников постоянно увеличивалось. 15-й Танковый батальон включал в себя дюжину "Леман Руссов", а командовал им с личного "Покорителя" капитан Герсзон. Через некоторое время на юге замаячили силуэты танков изменников. Открыв огонь с дальней дистанции, капитан поразил свою цель. В бинокль было видно, как орудие вражеского танка скосило набок, а из подбитой машины повалил дым. Противник упорно продвигался вперед, и бронебойные снаряды летели в обе стороны. Один из снарядов отскочил от ствола танка Герсзона, другой вывел из строя боковое лазерное орудие и смертельно ранил оператора. До третьего попадания капитан успел подбить два танка повстанцев. На этот раз оказался поврежден топливный бак. Поскольку горючее начало вытекать внутрь, Герсзон отдал приказ выжившим покинуть машину. Последние три члена экипажа откинули люки и выпрыгнули из горящего танка как раз в момент взрыва. Из двенадцати танков капитана в строю оставалось всего четыре, однако враг оставил на поле боя по меньшей мере шестнадцать. Отдав приказ отходить, Герсзон увидел несущийся на врага с опущенными копьями в последнем проявлении акта отчаянной отваги эскадрон Всадников Смерти. Спустя сутки сражений в распоряжении криговцев оставалось девять "Леман Руссов" и два "Махария", но и враг потерял не меньше. Бронированному клину мятежников был нанесен серьезный урон.

Подобные сдерживающие действия продолжались ежедневно, и еретики захватывали с каждым днем все меньше и меньше земли. Спустя еще трое суток контратака была полностью остановлена, но она глубоко врезалась в позиции 1-го Корпуса и вынудила имперцев оставить обширные территории. 19-й Осадный полк был разгромлен в первые два дня, понеся потери убитыми или попавшими в плен более восьмидесяти тысяч человек, включая командный состав. Вражеские потери также были высоки, особенно в бронетехнике. Цена сурового испытания 1-го Корпуса простиралась дальше, чем потери в живой силе, ресурсах и территории. Едва избежав катастрофы, по всем линиям фронтов атаки призванные ослабить врага, были отменены. Враг должен был истечь кровью, но вместо этого он стал только сильнее. Он получил время для перегруппировки, подтягивания подкреплений и подвоза боеприпасов. Теперь пробить вторую линию обороны будет намного тяжелее.



Битвы на второй линии обороны



После суматохи вражеского прорыва и кризиса 1-го Корпуса, наступающим подразделениям оставшихся трех корпусов пришлось остановиться. Вместо стремительного наступления, придется вновь прибегнуть к планомерному и осторожному продвижению. Вторая линия укреплений была мощнее и плотнее, чем первая, а после успешной контратаки массы еретиков занимали оборонительные позиции. Этот бастион мятежников предстояло было сломить подобно предыдущему – неспешным изматыванием.

Пехотные части на передовой вновь взялись за лопаты и кирки, а экскаваторы типа "Атлас" пришли в движение. Только-только сбежавшим из тесноты траншей солдатам пришлось возводить их снова. К повстанцам они будут приближаться под прикрытием артиллерии и в безопасности окопов.

Таким образом, кошмарная работа продолжилась, траншеи и коммуникации расползались, подобно паутине, по всей Ван Мирсландской Пустоши. Солдаты, выходящие за границы своих непосредственных секторов, могли безнадежно заблудиться в многокилометровых лабиринтах. Бесконечная артиллерийская дуэль возобновилась с прежней интенсивностью, став ежедневной угрозой внезапной гибели от мин или снарядов. При этом каждая сторона изо всех сил укрепляла передовые позиции, делая их еще более опасными для противника.

120816.М41 88-я Осадная армия вновь перешла в наступление. Во всеобщей атаке приняло участие не меньше шести полнокровных полков. День за днем, наступление продолжалось, взимая с людей свою ужасную дань, и гвардейцы сражались среди уничтоженных бункеров, обрушившихся траншей, проржавевших зарослей колючей проволоки и белеющих костей своих павших товарищей по оружию. Рутинная, убийственная картина установилась на всем фронте. После часов массированного артобстрела, гвардейцы Крига переходят в атаку на передовые линии мятежников, будь то траншеи, бункеры или иные укрепления. В большинстве случаев наступление захлебывается, и на ничейной земле остаются лежать только груды тел. В некоторых местах атака будет удачной и имперцы займут позиции врага, но лишь затем, чтобы тут же попасть под точный огонь батарей еретиков. В то время как артиллерия изолирует лоялистов, повстанцы начинают контратаку, достигающую цели прежде, чем к криговцам подходят подкрепления. После ближнего боя, с использованием гранат, штыков и саперных лопаток, имперцы откатываются назад. Подобно приливам и отливам, волны солдат Корпуса Смерти накатываются и откатываются от врага.

Безжалостный круговорот бесплодных атак продолжался, каждый раз наступление захлебывалось, а на следующий день фронт атаки следовало расширить, дабы захватить соседние сектора и устранить огонь с флангов. Ключевые позиции невозможно было взять без зачистки соседних секторов. Ключ к каждому сектору лежал на его флангах, и так было повсюду, пока целым полкам не отдавались приказы идти в атаку, только из-за того, что один отряд не справился со своей задачей. Достигаемый успех был минимален, и всегда был еще один фланг, который требовалось зачистить. Сотни атак были предприняты в течение месяцев, но прорыва так и не было. Еще один год прошел без видимых успехов для противоборствующих сторон.

На севере, 1-й Корпус, усиленный притоком новобранцев с Крига, вновь пробивался вперед. Здесь траншеи тянулись через местность, усеянную ржавеющими остовами уничтоженных танков и транспортов. Эта земля была захвачена и впоследствии потеряна. Стычки с мятежниками продолжались, однако лишившись защиты бункеров и укрепленных феррокритом оборонительных линий, артиллерия Крига получила возможность стереть повстанцев в порошок. Находясь на открытой местности, еретики как никогда страдали от артобстрела имперских батарей. Массированные бомбардировки вынуждали повстанцев либо покидать укрепления, либо быть уничтоженными. Постепенно, оставленная в результате контрнаступления земля была отвоевана вновь. Лоялистам потребовалось почти шесть месяцев, чтобы вернуть то, что было утеряно в течение недели. К концу года Первая Жилая Зона систематически подвергалась артобстрелам, после чего захватывалась практически без боя. После наступления все сборные дома были стерты с лица земли. В конце концов, 1-й Корпус вышел на позиции перед второй линией обороны, и Цитадель была окружена, начиная от сектора 62-47 и далее по часовой стрелке вплоть до сектора 54-38 на фронте в 250 километров.

В процессе продвижения 88-й армии гвардейцами было захвачено множество внешних складов и хранилищ Вракса. Эти колоссальные подземные бункеры, доступные лишь посредством огромных грузовых лифтов, были подчистую разграблены. Заготовленные в них военные ресурсы пропали, увезенные мятежниками вплоть до последнего патрона во время их отступления к крепости. Эти запасы были жизненными соками защитников, позволяющими еретикам тягаться с массивным аппаратом снабжения 88-й армии. Ежедневно на фронт доставлялись сотни тонн артиллерийских снарядов наряду с сияющими новизной орудийными стволами и казенными частями для замены износившихся. Но, судя по всему, враг не испытывал каких-либо затруднений с обеспечением войск, так что война на истощение должна продолжаться.

Так и случилось, безжалостная и неутомимая мясорубка возобновила свою работу. Подобно ненасытному зверю осада Вракса продолжалась – ежедневно пожирая снабжение и людские жизни с ненасытным аппетитом. Бесконечная артиллерийская перестрелка вновь превратила линию фронта в испещренное перекрывающими друг друга воронками (некоторые глубиной в несколько метров) поле. По ничейной земле опять стелился ядовитый смог из смеси кордита, пыли и трупного яда от множества разлагающихся трупов. Так прошел еще один год, за ним другой, а условия жизни все ухудшались. Где бы Корпуса Смерти ни получали преимущество, их вскоре отбрасывали контратаки мятежников.

По большей части от имперских полков требовалось лишь удерживать оборонительную линию. Было невозможно и нежелательно постоянно вести наступательные операции по всему фронту. Это не означает, что на линии фронта было тихо и спокойно. Даже когда не было запланировано никаких атак, обе противоборствующие стороны заявляли о себе агрессивными действиями, неизменно влекущими за собой ответные меры противника. Частые перестрелки, особенно ночные "бомбовые" рейды, когда небольшая группа выбиралась на ничейную землю и закидывала связками гранат вражеские траншеи, приводили к росту потерь. Также часто проводились операции по захвату часовых для последующего допроса. И имперцы и еретики использовали тактику постоянного изматывания противника, которая не давала оппоненту ни секунды передышки или отдыха. Подобные операции никогда не предполагали захвата земли, и атаки полков или отдельных отрядов не приветствовались, даже в качестве ответа на действия противника, поскольку захват малых территорий был слишком незначительной задачей на фоне масштабных военных планов кампании. Это привело к ситуации, когда продолжительные периоды времени, иногда годы, линия фронта оставалась статичной. Командующие Корпусов Смерти ждали большого прорыва, а его возможно было достигнуть лишь изматыванием врага, и, впоследствии, развитием успеха в поддержанном всеми войсками генеральном наступлении.

649818.М41 158-й полк предпринял крупный рейд на сектор 50-45, где располагались шахты оборонительных лазеров, часть сети орбитальной обороны Вракса. Сами лазерные батареи находились глубоко под землей, дабы защитить орудия от орбитальной бомбардировки, так что любой артобстрел имел мало шансов нанести более-менее серьезные повреждения. Еретики находились в безопасности, поэтому было принято решение для сохранения элемента внезапности обойтись без предварительной артиллерийской обработки. Атаку возглавят подразделения гренадеров, которые проберутся через ничейную землю и быстро захватят наземные укрепления лазерной батареи, после чего на рассвете им на подмогу прибудет пехота для окончательной зачистки шахты. Внешние укрепления включали в себя колючую проволоку, плотное минное поле и несколько усиленных огневых точек.

Под покровом ночи подразделения гренадеров покинули траншеи и начали скрытно, от воронки к воронке, пробираться к вражеским позициям. Как только в небе взрывался осветительный снаряд, гвардейцы замирали и прикидывались мертвыми. Стоило свету угаснуть и гренадеры возобновляли свое продвижение. Ориентироваться в темноте было сложно, так что несколько отрядов потерялись. Один из них случайно нарвался на вражеский патруль, который сам крался к имперским позициям, вероятно, чтобы провести разведку или швырнуть в траншеи пару гранат. Завязалась перестрелка, но для часовых мятежников это выглядело как еще одно рутинное ночное столкновение с лоялистами.

Добравшиеся до своих целей отряды уверились что все спокойно, и принялись расчищать первую линию проволочных заграждений. Когда гвардейцы ползли через образовавшийся проход, прямо над их головами желтым бутоном раскрылся осветительный снаряд. Гренадеры замерли, однако зоркий часовой заметил незнакомые фигуры в пределах защитного периметра. Часовой поднял тревогу и тьму ночи разрезали лазерные лучи. Началась беспорядочная пальба и общая неразбериха. Тяжелый болтер изрешетил солдат, застрявших у колючей проволоки, а повстанцы в подземных казармах были разбужены яростными криками своих офицеров.

Скрытая атака была обнаружена. Гренадеры могли либо отступить, либо продолжить наступление, ибо меж проволочных заграждений их попросту перебьют. Первые отряды выбрались из колючей проволоки и устремились вперед, прекрасно понимая, что вступают на минное поле. Ночь осветилась взрывами и выстрелами, Начальник караула гренадеров призывал солдат следовать за ним, однако его речь была резко оборвана снарядом тяжелого болтера, снесшим гвардейцу голову. Линия проволочных заграждений была окутана огнем, там рвались гранаты и вопили раненые. Один из бункеров поглотила струя пламени, выпущенная из огнемета. На фоне пожарища стали различимы силуэты бегущих гвардейцев, что спешили к ближайшему укрытию. Из подземных казарм уже начали прибывать первые отряды повстанцев. Царил полный хаос.

В зеленоватых рассветных тонах, лазерная шахта оказалась окутанной дымом и пылью. Вглядывающиеся в сканеры имперские офицеры мало что могли различить в подобной обстановке. Сообщения об успешном выполнении задания получено не было, но вместе с тем никто из атакующих не вернулся назад, чтобы доложить о провале. Бой еще продолжался, и был отдан приказ продолжать наступление, следуя изначальному плану. В назначенное время подразделения пехоты высыпали на ничейную землю. Однако свежие части лоялистов не знали, что дела у гренадеров шли плохо. В беспорядке ночного сражения, гвардейцам не удалось ликвидировать наземные укрепления, так что новой волне пехотинцев пришлось вновь идти на огневые точки мятежников по открытой местности. Вскоре все пошло по накатанной схеме, шквальный огонь прижал наступающих к земле, после чего их накрыл залп артиллерийских батарей, превративший ничейную землю в склеп, полный обугленных, контуженых и распотрошенных тел. Через некоторое время выжившие начали пробираться к своим траншеям. В качестве ответных действий по лазерной шахте открыли огнь батареи бомбард, продолжившие обстреливать позиции еретиков до наступления темноты. На следующий день, когда плотная пылевая завеса рассеялась, можно было заметить внешние повреждения, однако сами лазеры остались невредимыми и функционировали как прежде. Это был горький размен, однако он показателен в качестве примера столкновений, происходящих по всей линии фронта на ежедневной основе. Несколько сотен гвардейцев погибли в безнадежной атаке, и, без сомнения, обороняющаяся сторона понесла куда меньшие потери. Лишь горстке выживших гренадеров удалось добраться до имперских траншей. Большинство были убиты, а попавших в плен подвергли пыткам на допросе, затем казнили. Тела несчастных вывесили на колючей проволоке в качестве зловещего напоминания об их судьбе.



Новая угроза



С момента первого артиллерийского залпа, ознаменовавшего официальное начало Осады Вракса, минуло семь лет. Семь лет изнуряющих и ожесточенных боев, в которых за пару километров земли гибли миллионы. Каждая сторона имела свои победы и поражения, и обе понесли ужасающие потери, однако ни имперцы ни мятежники даже близко не подошли к краху.

В 820.М41 новые доклады, доставленные в штаб верховного командования лорда Зёлка на Трациан Примарис, привели ко всеобщей озабоченности. Не только кампания на Враксе сильно отставала от утвержденного графика, но, если верить докладам, к еретикам также поступило подкрепление. Во время атаки 261-го полка в секторе 52-49 нескольким штурмовым транспортам типа "Горгон" удалось вклиниться во вражеские позиции и создать угрозу прорыва второй линии обороны еретиков. Как обычно, враг контратаковал, однако в этот раз в контрнаступлении принимали участие закованные в броню космические десантники. Адептус Астартес в темно-синих доспехах нанесли стремительный удар, закрывший пробитую лоялистами брешь и уничтоживший все "Горгоны".

Как такое было возможно, чтоб космические десантники теперь сражались на стороне враксианских повстанцев? Кем бы они ни были, они представляли собой смертельную опасность. Ввиду особенностей ведения войны на арсенальном мире, Ордены Космического Десанта в конфликте не участвовали. Ни один Магистр не пошлет своих боевых братьев в болото неторопливой войны на истощение. Кампания зашла в безвыходное для обеих сторон положение и прибытие Адептус Астартес могло склонить чашу весов в пользу мятежников.

Лорд Командующий Зёлк немедленно выслал своих эмиссаров к Боевому Лорду-Командующему Сегментум Обскурус. Сможет ли он опознать этот Орден? Вместе с посланием, Зёлк запросил новые пехотные корпуса для отправки на Вракс. По его мнению, эти дополнительные силы помогут вернуть кампанию в ранее оговоренные сроки и переломить равновесие на второй линии обороны. Запрос был передан по каналам Департаменто Муниторум, и бюрократы принялись изыскивать средства доставки большего числа людей с Крига. Касаемо Адептус Астартес, это оставалось неразрешенной загадкой. Ордены, находящиеся в Сегментуме, и имеющие в своих цветах темно-синий, не имели отношения к происходящему. Был сделан вывод, что это могли быть легионеры-предатели, привлеченные на Вракс интенсивностью боев, и желавшие заслужить благосклонность своих Темных богов своим участием в резне. Штаб Зёлка уверили, что шаги для борьбы с этой новой угрозой уже предпринимаются.

В тайне от командующих 88-й Осадной Армией, Вракс действительно привлек внимание Легионов Хаоса. Новости о восстании и ожесточенных боях особенно заинтересовали одного предателя, ныне решившего присоединиться к сражениям. Им явился лорд Аркос, бывший капитан Альфа Легиона. Его боевая баржа "Сердце Анархии" проскользнула в систему Вракса и высадила боевых братьев в космопорте. Прикинувшись только-только прибывшими космическими десантниками, они пробрались через линии обороны Криговцев и, под видом нового наступления пересекли ничейную землю, достигнув, наконец, позиций еретиков. Уже в Цитадели, Аркос со своими последователями представил себя Его Преосвященству, предложив помощь и поддержку от имени всех Темных богов. Лорд Хаоса мог не только предоставить в распоряжение мятежников сверхэлитные войска, поднаторевшие в рейдах по вражеским тылам и диверсионных операциях, но и обучить ополченцев. Сам Аркос мог использовать имеющийся в его распоряжении колоссальный боевой опыт. Его братья по Легиону, все безоговорочно преданные своему командиру и нечестивым богам, с нетерпением ждали возможности принять участие в войне. Вракс, разъяснял Аркос, был наковальней, на которой будет расколот весь сектор Скарус. Победа здесь может привести к великим победам в будущем. Одно успешное восстание разожжет могучее пламя мятежа, и имелось уже множество союзников, готовых поддержать этот пожар в разных местах. Также Лорд Хаоса пообещал больше союзников в грядущем, другие банды прослышат о Враксе и поспешат присоединиться к драке. Аркос был ценным и могучим союзником для кардинала Ксафана, и его помощь была с радостью принята. Легионеры-изменники были немедленно брошены в дело.
I.D. вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.
Trackbacks are Вкл.
Pingbacks are Вкл.
Refbacks are Вкл.
Быстрый переход


Часовой пояс GMT, время: 15:15.